Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

..в скором времени начнут сносить памятники не только Ленину но и Гагарину и Королёву..

Я както уже публиковал заметку о карателе Колчаке.

http://lokomotiv.livejournal.com/234874.html

Вот ещё интересная статья, как Колчак вместе с около правительственной промышленной мафией царского режима мешал становлению подводного флота в России. Даже если допустить что Колчак был не ангажирован деньгами, а просто ошибался (что мне лично с трудом верится) то даже без этого можно сделать вполне печальный вывод.
По всей видимости, Колчак, был неисправимый твердолобый консерватор, который видел в Русских людях лишь быдло.
Во всёй этой истории важно то что сейчас, Россия вполне движется к реакции к консерватизму. «Квасные бороды» кремлёвских политтехнологов в скором времени начнут сносить памятники не только Ленину но и Гагарину и Королёву, как напоминанию о великих достижениях советской цивилизации, цивилизации романтиков и отважных героев.
А объевшиеся чеснока «дугинцы» Евразийцы, будут поучать в тесных селегерских палатках, азам «домостроя» и ублажения бородачей, смазливых девчушек из движения «НАШИ».

ОТРЫВКИ ИЗ СТАТЬИ
ПОЛНОСТЬЮ ЧИТАТЬ ТУТ.



http://militera.lib.ru/memo/russian/fromunder/01.html


…..«Наши пионеры подводного плавания,— писал русский подводник М. М. Тьедер,— спасли Владивосток от нашествия японского флота». [10]
Горячим сторонником развития подводного флота был адмирал Макаров. Английский адмирал Перси Скотт пылко заявил: «По моему мнению, подводная лодка вытеснит броненосец на море так же, как автомобиль вытесняет лошадь на суше:». Во Франции в пользу подводных лодок рьяно выступали морской министр Камилл Пельтан, адмиралы Об и Фурнье, предлагавшие вместо линкоров построить «тучи аэропланов и подводных лодок».
В России к моменту назначения Щенсновича флагманом подводников тоже развернулась борьба двух направлений в вопросе о строительстве нового флота. За преимущественное развитие линейного флота выступали царь, морское министерство и морской генеральный штаб, почти все видные адмиралы и военно-морские теоретики, наконец, монополии и банки, развернувшие бешеную агитацию в печати. Царский военно-морской теоретик А. Д. Бубнов, например, заявлял: «Подводные лодки не имеют никакого боевого значения... Подводные лодки представляют из себя не что иное, как подвижные минные банки» (!!!). Ему вторил другой теоретик А. В. Колчак, будущий адмирал: «Идея замены современного линейного флота подводным может увлечь только дилетантов военного дела... Специально минный или подводный флот — фиктивная сила»...
В другой статье у Колчака места подводным лодкам вообще не нашлось! Он писал: «Вооруженная морская сила... исторически сложилась в форму линейного флота, дифференцирующегося на 4 типа — линейный корабль, броненосный крейсер, легкий крейсер и миноносец». Суть всех этих призывов сводилась к тому, что Колчак требовал не тратить миллионы рублей «на опыты», на «сомнительную и заведомо неудовлетворительную силу» — подводные лодки! Закономерно, что все реакционные силы России восстали против развития подводного флота. Даже вице-адмирал 3. П. Рожественский, столь позорно проигравший бой при Цусиме, не желая понять, что его авторитет после Цусимы равен нулю, выступил в газете «Русь» с яростным призывом «отказаться от 20 подводных лодок, которые навсегда останутся слепыми и беспомощными». В те годы только Щенснович настаивал на создании в России могучего подводного флота.
Минуя морского министра, Щенснович заявил царю: «Подводные лодки уже сейчас представляют собою серьезное боевое средство». С расчетами в руках он доказывал, что вместо одного броненосца можно построить минимум двадцать пять подводных лодок по 500 тонн водоизмещения или 60—80 лодок [11] по 120—250 тонн водоизмещения. Идеи адмирала Щенсновича, за которые он отважно и энергично боролся, можно свести к следующим принципам:

КАК ВОТ ЭТОТ АБЗАЦ ПОХОЖ НА ПУТИНСКО-МЕДВЕДЕВСКУЮ РССИЮ
……Много помешали делу развития подводного флота в России и промышленники Путилов, Рябушинский, Вышнеградский. На словах все они были патриотами, а на деле создавали преступные синдикаты, совместно повышали цены на продукцию промышленного производства, отчего стоимость строительства русских подводных лодок была втрое (!) выше, чем иностранных. Выход был — в национализации всех предприятий, работающих на оборону. Но на это царское правительство не решалось. И здесь заведующему подводным плаванием Щенсновичу приходилось вести отчаянную борьбу за то, чтобы вырвать хоть какие-нибудь дополнительные кредиты на подводное судостроение, на улучшение содержания действующих лодок и их баз…..
…Царизм решил проблему просто: все молодые офицеры-подводники, слишком рьяно выступавшие за создание не линейного, а подводного флота, были уволены (и Тьедор, и Кржижановский, и Ризнич). И лишь Щенснович мужественно — в одиночку — продолжал отстаивать дело развития подводного флота в России.

…….Первая мировая война заставила отступить самых твердолобых противников подводного плавания. В 1915 году штаб командующего Балтийским флотом признал: «Теперь, при обсуждении будущих операций, в основу всего приходится класть свойства подводных лодок». А ведь и командующий Балтийским флотом Н. О. Эссен, и начальник оперативного отдела его штаба А. В. Колчак до войны были яростными противниками создания подводного флота. Как говорится, дошло и до них.

….Результаты были поистине ошеломляющими: 340 германских подводных лодок водоизмещением менее 270 тысяч тонн сумели уничтожить свыше 5860 транспортов суммарным водоизмещением 13 233 672 рег. т. Всего же за время первой мировой войны подводные лодки воевавших флотов потопили около 19 миллионов тонн торгового тоннажа.
В то же время при благоприятных условиях они не отказывались и от действий против боевых кораблей. В результате немецкие подводные лодки потопили 192 корабля противника, в том числе 12 линкоров, 23 крейсера и 39 миноносцев.
За годы первой мировой войны на всех морских театрах 600 подводных лодок потопили 237 боевых кораблей. ….

…..В Англии в создании противолодочных сил и средств участвовало 770 тысяч рабочих и инженеров и 50 тысяч человек, служащих на кораблях и в частях противолодочной обороны (ПЛО).
Личный же состав немецких подводных лодок на протяжении всей войны не превышал 13 тысяч человек…..